Избегать бойкота

Такое решение как бойкот целого течения в еврейском народе требует величайшей осторожности, а также постоянного повторного анализа * Невозможно утверждать, что сегодня реформистское движение наносит еврейскому народу такой значительный ущерб, который оправдывает бойкот, даже если в прошлом это утверждение имело под собой некоторую основу * Мировоззрение, согласно которому твоя богобоязненность измеряется тем, как часто и активно ты бойкотируешь кого-то другого, в корне неверно и даже опасно, и его следует избегать всеми силами

 

Пояснение: бойкот против представителей общественного или политического движения, существующего в еврейском народе, – это исключительно жесткий метод, который ставит под опасность весь наш народ. Только когда нет никакого другого выхода, когда речь идет о реальной и близкой угрозе самому существованию нашего народа, можно прибегнуть к такой мере. Это можно сравнить с ситуацией, когда человеку необходимо ампутировать какой-либо орган, чтобы спасти его жизнь.

 

В своей колонке на прошлой неделе я объяснил, что Тора заповедала нам сохранять теплые дружеские отношения с нашими братьями-евреями, принадлежащими ко всем существующим в народе течениям и движениям, в том числе к реформистскому и консервативному. Наряду с заповедью упрека, о которой сказано: «Ты же упрекай ближнего своего» (когда он нарушает какую-либо заповедь Торы), – мы обязаны исполнять по отношению к ним и заповедь: «Люби ближнего, как самого себя», которая выражается в том числе и в том, что мы должны противостоять объявленному против них в ортодоксальной среде бойкоту. Ведь запрет ненависти к ближнему и заповеди упрекать его и любить его неразрывно связаны друг с другом. Об этом сказано (Ваикра, 19:17-18): «Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; ты упрекай и увещевай ближнего твоего, и не понесешь за него греха. Не мсти и не храни злобы на сынов народа твоего, а люби ближнего твоего, как самого себя; Я Господь». В ортодоксальной среде было выдвинуто три довода, на основании которых реформистам и консерваторам был объявлен бойкот: 1) они поддерживают ассимиляцию, которая несет в себе величайшую опасность для самого существования еврейского народа; любое взаимодействие с реформистами и консерваторами дает им легитимацию, а значит, служит прямой или косвенной поддержкой ассимиляции; 2) они наносят ущерб еврейской религиозной традиции и исполнению заповедей, а также статусу Верховного раввината; 3) все духовные лидеры прошлых поколений еврейского народа были согласны с тем, что реформистов и консерваторов нужно бойкотировать, поэтому ортодоксальному раввину запрещено устраивать с представителями этих движений официальные встречи, идя против позиции, общепризнанной в ортодоксальном мире.

 

Несколько слов к началу дискуссии                  

Совершенно очевидно, что между нами и нашими братьями реформистами и консерваторами существуют острейшие разногласия по поводу еврейской религиозной традиции и законов Ѓалахи. Поэтому мы, к сожалению, не можем признать их авторитет в области перехода в иудаизм, заключения брачного союза и т.п. А поскольку мы обязаны выражать протест против их подхода, мы также не можем принимать участие в молитвах и свадебных церемониях, организованных этими движениями. Кроме того, долгие годы они проявляли равнодушие и даже враждебность к заповеди заселения Земли Израиля и к процессу Избавления еврейского народа (Геула), и даже сегодня многие из них верят той клевете, которую распространяют ненавистники Израиля против Государства Израиль и поселенческого движения в Иудее и Самарии. Вопрос, однако, в том, должны ли эти разногласия приводить к ненависти и бойкоту, или же нам следует искать, насколько это возможно, путей мирного сотрудничества и даже обмена с ними положительным опытом.

 

Наше базисное положение                  

Перед началом дискуссии мы должны определить нашу исходную позицию. Единство народа Израиля – одна из высших ценностей Торы; сохранение единства обеспечивает существование народа. Сказали наши мудрецы в Вавилонском Талмуде (трактат Йома, 9б): Первый Храм был разрушен из-за грехов идолопоклонства, разврата и кровопролития, «а отчего был разрушен Второй Храм? Ведь в период Второго Храма евреи учили Тору, исполняли заповеди и совершали добрые дела! Оттого, что между евреями была беспричинная ненависть. Это учит нас, что беспричинная ненависть равноценна трем смертным грехам, вместе взятым: идолопоклонству, разврату и кровопролитию». В эпоху Второго Храма существовала острая полемика между фарисеями и саддукеями. В связи с этим великий Нацив из Воложина писал (Мешив давар, 1, 44), отвечая на вопрос, правильно ли будет, если богобоязненные евреи отстранятся от реформистов и создадут отдельную общину: «Мысль эта – словно острый меч для тела нашего народа и для его существования», ведь даже когда мы жили в Земле Израиля и имели собственную власть, «Храм был разрушен, а народ – отправлен в изгнание из-за раздоров между фарисеями и саддукеями».

И еще сказали наши мудрецы (Мидраш Сифрей, разд. Насо, 42): «Мир в народе важен настолько, что даже если евреи служат идолам, но между ними – мир, то Всевышний как бы говорит, что Сатана их не затронет. Об этом сказано (Ѓошеа, 4, 17): «Привязан к идолам Эфраим – оставь его!». Когда же евреи спорят и ссорятся друг с другом, что говорится о них? «Разделено сердце их, – будут они теперь осуждены: сокрушит жертвенники их, и памятные камни их разобьет он (враг)» (там же, 10:2)». А в трактате Кала рабати (гл. 5) вот как толкуется этот стих из книги пророка Ѓошеи: «Когда они связаны друг с другом, даже если их связывают идолы, – оставь их!». Поэтому разрушение Первого Храма оставило в истории Израиля менее тяжкий след, чем разрушение Второго Храма.

Исходя из всего этого, мы понимаем: бойкот против представителей общественного или политического движения, существующего в еврейском народе, – это исключительно жесткий метод, который ставит под опасность весь наш народ. Только когда нет никакого другого выхода, когда речь идет о реальной и близкой угрозе самому существованию нашего народа, можно прибегнуть к такой мере. Это можно сравнить с ситуацией, когда человеку необходимо ампутировать какой-либо орган, чтобы спасти его жизнь. Поэтому, если все-таки есть сомнение в том, что речь идет о реальной угрозе существованию нашего народа, или если народ можно спасти другими способами, – запрещено прибегать к бойкоту, потому что он несет в себе гораздо более ощутимую опасность для народа. Но даже если в течение какого-времени была истинная необходимость в столь суровой мере, мы обязаны время от времени проверять, сохраняется ли эта необходимость и сейчас. Ведь каждый год, пока бойкот продолжается, все новые и новые евреи подвергаются этой нестерпимо болезненной и опасной «ампутации», затрагивающей миллионы наших братьев. В свете вышесказанного проанализируем три приведенных довода.

 

Поддержка ассимиляции                 

В ортодоксальной среде распространено утверждение, что реформисты и консерваторы поддерживают ассимиляцию, и единственный путь спасти евреев от ассимиляции – их бойкот. Во-первых, необходимо проверить истинность этого утверждения. Можно принять тот довод, что в первых поколениях после образования реформистского и консервативного движений они привлекали в свои ряды огромное число еврейской религиозной молодежи, и существовала опасность, что эти молодые люди в самом деле подвергнутся ассимиляции. И действительно, процент ассимилированных евреев в этих движениях был несравнимо выше, чем в ортодоксальной среде. И все-таки, это не является совершенно очевидным фактом. Ведь вопрос в том, как повели бы себя эти евреи, если бы не примкнули к реформистскому или консервативному движению. Если бы они остались религиозными, то вероятность того, что их потомки тоже были бы евреями, растет. Но если бы они вообще оставили традицию, как произошло со многими (двадцать процентов евреев Германии приняли христианство в результате процесса эмансипации), то можно сказать, что принадлежность к реформистскому или консервативному движению только задержала их ассимиляцию.

И сегодня некоторые утверждают, что поскольку в рамках реформистского движения заключаются браки между евреями и неевреями, это способствует росту ассимиляции. Возможно, они правы. Однако очевидно, что в нынешней ситуации, когда в Америке более 70 процентов нерелигиозных евреев вступают в брак с неевреями, а в Европе эта цифра достигает 80 процентов, – позиция лидеров реформистского движения по этому вопросу не меняет их решения. По всей вероятности, именно тот факт, что в мире большими темпами росла ассимиляция, заставил лидеров реформистского и консервативного движений давать согласие на смешанные браки, чтобы все-таки сохранить причастность евреев, состоящих в браке с неевреями, к еврейской традиции. Как мне кажется, принадлежность к реформистскому и тем более консервативному движениям действительно во многом помогает сохранять этим евреям свое еврейское самосознание. Мне также довелось встретить евреев, которые говорили мне, что именно принадлежность к этим движениям помогла им сохранить еврейскую идентичность, а со временем они решили исполнять Тору и заповеди и совершили алию в Землю Израиля, и за это они чувствуют к реформистам или консерваторам глубокую благодарность.

Так или иначе, утверждение, что они заставляют огромные массы евреев в странах диаспоры ассимилироваться, очень трудно доказать. И уж тем более оно не может являться основанием для бойкота.

 

Легитимация нарушения законов Торы                  

Второе утверждение, распространенное в ортодоксальной среде, гласит, что официальные встречи с реформистами дают легитимацию этому движению, из-за чего многие евреи совсем перестанут соблюдать заповеди Торы или же станут соблюдать их выборочно. Кроме того, возникает предположение, что встречи с ними усугубят их требование получить официальное признание Верховного раввината, а это опасно и разрушительно для еврейского народа.

Это утверждение также необходимо тщательно проанализировать. Ведь, к сожалению, и без реформистов многие евреи по разным причинам перестают исполнять заповеди; и тот, кто хочет, может уже сегодня участвовать в деятельности реформистских и консервативных общин. С другой стороны, возможно, что именно непримиримое противостояние и бойкот усиливают их требование официального признания, и если Верховный раввинат будет относиться к ним уважительно и миролюбиво, это лишь укрепит его статус. Ведь многие светские и традиционные евреи не согласны с бойкотированием реформистов и консерваторов, это только отдаляет их от Торы и заповедей и наносит ущерб их отношению к раввинату. А если бойкот прекратится, это будет способствовать тому, что эти евреи приблизятся к заповедям и религиозному образу жизни.

В заключение скажем: представляется, что противостояние и бойкот только вредят соблюдению заповедей Торы в еврейском народе и подрывают доверие к раввинату. Но даже те, кто считает, что бойкот приносит пользу, не могут не согласиться, что речь не идет об очевидной угрозе для еврейского народа, оправдывающей такую суровую и опасную меру как бойкот.

 

Верно ли утверждение, что духовные лидеры еврейского народа приняли решение о бойкоте?                  

В свете всего вышесказанного становится совершенно ясно: бойкотировать эти еврейские движения запрещено. Однако упрямцы продолжат настаивать на том, что «лидеры поколения» приняли решение о бойкоте, и его нельзя менять. Но даже если мы примем этот довод, не имеющий доказательств (игнорируя позицию крупнейших раввинов, противостоявших бойкоту), – все равно, поскольку речь идет о социальной проблеме, которая меняется вместе изменяющейся действительностью, мы обязаны время от времени заново анализировать ситуацию. Ведь с каждым годом все больше евреев подвергаются опасной «ампутации». Поэтому тот, кто цитирует раввинов прошлых поколений (при условии, что цитаты являются точными), может тем самым принять участие в исторической дискуссии, однако эти цитаты не могут заставить нас продолжать бойкот и сегодня.

Таким образом, учитывая современную действительность, запрещено бойкотировать реформистское и консервативное движения в наши дни. Разумеется, мы не можем заставить встречаться с ними тех, кто этого не желает. Важно только заявить о том, что бойкот запрещен.

 

Метод бойкотирования                  

Из-за того что в последних поколениях мы слишком часто прибегаем к такому методу как бойкот, возникла пугающая действительность, когда евреи думают, что чем больше других евреев они бойкотируют, тем более «праведными» их можно считать. Вместо того чтобы время от времени проверять, насколько оправдан бойкот, его распространяют на все более широкие круги, вонзая в сердце народа новые и новые мечи. Одни бойкотируют сионистов, другие – солдат Армии обороны Израиля, третьи – нео-реформистов, четвертые – академию, пятые – раввинов, не бойкотирующих академию или сионистов, шестые – тех, кто не согласен, что тот или иной раввин считается лидером поколения. Так происходит, что родные братья, являющиеся раввинами в ешивах разных направлений, годами не разговаривают друг с другом, и «богобоязненные» люди оправдывают это метод как «святой», словно не замечая, что это – публичное нарушение запрета Торы.

В последнее время метод бойкотирования проник и в круги религиозного сионизма. Основой общественной и религиозной дискуссии у некоторых уважаемых раввинов в этих кругах стал вопрос, «где проходит грань», то есть кого еще следует бойкотировать. А невежды только рады принять участие в этом «праведном деле», шепчут на ухо раввинам, распространяют злословие и клевету, создавая ситуацию, когда некоторые раввины убеждены, что «святое собрание» должно громогласно объявить, кто еще считается неправым и кого еще нужно бойкотировать. И тогда они смогут найти ответ на «роковой вопрос», в чем заключается новый «опасный процесс», с которым могут сравниться лишь самые серьезные события нашей истории, и, следовательно, кто в этом виноват, и какие меры необходимо предпринять против этих людей.

Как бы то ни было, если Всевышний даст мне сил, я всегда буду стараться выбирать иной путь, и когда будет вновь объявлен бойкот против людей, имеющих добрые намерения, даже если я считаю, что они серьезно ошибаются, – я буду, при условии что у меня будет такая возможность, устраивать с ними публичные встречи, исполненные любви и уважения. Моя позиция не изменится, даже если из-за этого мне придется противостоять нападкам.

 

Оставьте комментарий