Памяти рава Нахума-Элиэзера Рабиновича

Рав Нахум-Элиэзер Рабинович, благословенна память праведника, был одним из крупнейших раввинов и ѓалахических авторитетов нашего поколения, достойных стать членами Верховного суда народа Израиля (Санѓедрина) * Широта его взглядов охватывала в равной мере сферы Ѓалахи, духовности и науки, которые безмерно углубляли его понимание Торы * Его великая любовь к Земле Израиля не позволила ему купить дом заграницей до того, как ему исполнилось 55 лет и он совершил алию в Святую Землю, заняв должность главы ешивы в Маале-Адумим * Свои последние книги он посвятил своей жене, которую любил и уважал, и за которой ухаживал самостоятельно в дни ее болезни                                                                                                                                         

 

Пояснение: каждый талмид хахам (человек, посвятивший свою жизнь изучению Торы и обладающий глубокими знаниями в разных областях Торы – пер.) имеет свой собственный подход, и у всякого подхода есть достоинства и недостатки. Но существует универсальный принцип: масштаб знаний и личности мудреца Торы зависит от широты его взглядов. Рав Нахум-Элиэзер Рабинович, благословенна память праведника, посвятивший всю свою жизнь Торе – как углубленному изучению, так и преподаванию, – воспитавший многочисленных учеников, также обладал ученой степенью в области математики. Он был одним из крупнейших мудрецов Торы и ѓалахических авторитетов нашего поколения, и почтить его память – великая заповедь.

 

Истинный мудрец             

Рав Нахум-Элиэзер Рабинович, благословенна память праведника, был одним из крупнейших мудрецов Торы и ѓалахических авторитетов нашего поколения. Если бы возник Санѓедрин, то нет ни малейшего сомнения в том, что рав Рабинович был бы одним из первых мудрецов, которые вступили бы в ряды его судей. Однако поскольку, к величайшему сожалению, в нашем поколении почти нет истинных мудрецов Торы, мы пока еще не удостоились основания Санѓедрина.

Большинство талмидей хахамим рассматривают Тору как собрание множества деталей. Лучшие из мудрецов умеют взвесить и оценить каждую деталь с великой точностью и скрупулезностью, изучить ее, вникнуть в нее и запомнить наизусть. Но они не видят связи между всеми деталями, поэтому их объяснение узки и ограниченны. Они воспринимают все аспекты Торы – Ѓалаху и философию – как великое множество отдельных законов. Вся Тора представляется им собранием наставлений, и они не видят ее глубины и духовного света, которым она озаряет весь мир.

Мудрецы более крупного масштаба видят более широкую перспективу. Например, законы субботы они рассматривают как единую систему, которая содержит основополагающие принципы, лежащие в основе всех законов и заповедей Торы. Поэтому их объяснения – шире и глубже. Однако поскольку они рассматривают каждую область Торы в отдельности – суббота сама по себе, кашрут сам по себе, семейная жизнь сама по себе, – они не достигают самых основ, поэтому их понимание по-прежнему можно считать ограниченным.

Есть еще более великие мудрецы, которые осознают, что весь мир Ѓалахи – это единое и неделимое целое, общая система, основанная на одних и тех же принципах. Поэтому они понимают Тору очень глубоко и считаются крупнейшими авторитетами поколения. Масштаб их знаний выражается в том, что они способны проникнуть в глубины Торы и достичь самых основ, а это, в свою очередь, помогает им найти наиболее верное решение, когда перед ними встают новые проблемы, с которыми до них не имел дела ни один из ѓалахических авторитетов. Мудрецы такого масштаба обычно являются авторами знаменитых респонсов (вопросов и ответов в области Ѓалахи) и главами известных ешив.

Но есть мудрецы еще более крупного масштаба. Помимо Ѓалахи, они глубоко изучают и такие области как еврейская философия и этика, естественные и гуманитарные науки. Это позволяет им гораздо шире и глубже понять человека и окружающий мир – тот мир, в котором мы живем, и в которой Творец ниспослал Свою Тору. Благодаря этому они видят, что вся Тора – это единый организм, живущий по универсальным законам и принципам. Она подобна стволу, который разветвляется на множество производных, от самых крупных до мельчайших деталей. Мудрецы такого масштаба способны отличить основополагающие законы от вторичных; они вникают в самые глубины, четко и ясно понимая фундаментальные принципы Торы. Их картина мира ясна и чиста и освещена светом Торы. Они понимают слово Творца, переданное нам через Его Тору; они осознают путь и цель. Это истинные лидеры поколения, достойные того, чтобы заседать в Санѓедрине и обучать Торе весь народ Израиля. Таких людей крайне мало. Рав Нахум-Элиэзер Рабинович, благословенна память праведника, был одним из них.

 

Судьи, заседающие в Санѓедрине           

Сказали наши мудрецы (Вавилонский Талмуд, трактат Менахот, 65б): «В Санѓедрине заседают только те, кто обладает мудростью, богобоязненностью, достоинством, те, кто умудрен жизненным опытом, владеет тайным знанием и знает семьдесят языков народов мира». Мы видим, что члены Санѓедрина, лидеры поколения, должны разбираться не только в Торе, но и в светской мудрости, а тот, кто не отвечает этому требованию, не может считаться поистине великим и заседать в Санѓедрине. С таким человеком, даже если он прекрасно знает Тору и скрупулезно соблюдает все ее законы, невозможно вести глубокие беседы о тайнах этого мира. Ведь поскольку он не умеет отличать главное от второстепенного, он будет возмущаться, приводить неубедительные аргументы и отвергать фундаментальные принципы, и в конце концов это заведет дискуссию в тупик. Мудрец Торы, который ведет за собой все поколение, должен понимать процессы, управляющие человеком и социумом, экономикой и наукой. Он должен разбираться в международных отношениях и в культурном влиянии, которое оказывают на человечество различные народы. В этом заключается глубокий смысл слов мудрецов о том, что судьи Санѓедрина должны «знать семьдесят языков народов мира».

Само собой разумеется, что в каждой области Торы существуют разные подходы, отличающиеся друг от друга методами и глубиной изучения. Каждый талмид хахам имеет свой подход к изучению, и у всякого подхода есть достоинства и недостатки. Но существует универсальный принцип: масштаб знаний и личности мудреца Торы зависит от широты его взглядов. Рав Нахум-Элиэзер Рабинович, благословенна память праведника, посвятивший всю свою жизнь Торе – как углубленному изучению, так и преподаванию, – воспитавший многочисленных учеников, также обладал ученой степенью в области математики. Он был одним из крупнейших мудрецов Торы и ѓалахических авторитетов нашего поколения, и почтить его память – великая заповедь, чтобы слова его Торы продолжали освещать нам путь и после его смерти.

 

Великий подход рава Рабиновича          

Сам выбор рава Рабиновича глубоко изучать учение Рамбама указывает на широту и универсальность его взглядов, – подобно широте и универсальности взглядов самого Рамбама. Великий труд его жизни, комментарий Яд пшута к книге Рамбама Мишне Тора, тоже отличается широтой и универсальностью. Обсуждение каждой темы рав Рабинович начинает с описания и точного определения основополагающих принципов и только после этого приступает к разъяснению деталей. В его ответах на ѓалахические вопросы тоже ярко проявляется универсальность взглядов. Именно она лежит в основе его ответов. В общественных вопросах он тоже проявлял универсальный подход, основанный на мировоззрении Торы. Это касается его честной и ясной позиции в отношении государства и безопасности, заповеди заселения Земли Израиля, воспитания молодого поколения, деятельности раввината, процесса гиюра, международных связей. Такой универсальный подход дает человеку внутреннюю уверенность в себе и позволяет ему выражать свою позицию убежденно и спокойно.

 

Самоотверженное служение общине              

Многие годы рав Рабинович был раввином нескольких общин заграницей. Он участвовал в издании ежемесячника «Адарим», выпускаемого американскими раввинами, и находился в тесном контакте со всеми крупнейшими ѓалахическими авторитетами, которые публиковали в этом ежемесячнике свои статьи и постановления. Еще в молодости, когда он учился в ешиве Нер Исраэль в Балтиморе, он был раввином местной синагоги. После женитьбы он занял должность раввина в Техасе, затем двенадцать лет служил раввином общины в Чарльстоне, Южная Каролина, а позднее – восемь лет в Торонто. В роли раввина он посвятил себя укреплению систем образования и кашрута. Когда это было необходимо, он умел занимать твердую и непримиримую позицию. Так, однажды он распорядился выбросить целый вагон мяса, которое не отвечало всем требованиям кашрута.

Прежде чем согласиться занять должность раввина общины в Чарльстоне, он поставил условие: ему должны предоставить все необходимые полномочия для усовершенствования микве общины, чтобы она соответствовала закону Ѓалахи, а также для основания еврейской школы. При создании школы он столкнулся с многочисленными трудностями, ему пришлось стучаться в двери домов и упрашивать родителей, чтобы те согласились послать своих детей в еврейскую школу. Когда дирекция школы не смогла найти учителя для первого и второго классов, он вызвался обучать детей сам. Благодаря этой школе, которая существует до сегодняшнего дня, немало еврейских семей возвратилось к Торе и заповедям.

В возрасте 43 лет рав Рабинович переехал в Лондон, чтобы занять должность главы высшего учебного заведения по подготовке раввинов. Он прослужил на этой должности двенадцать лет. Но все эти годы он мечтал совершить алию и поселиться в Святой Земле. Когда ему было 55 лет, к нему поступило предложение стать главой ешивы в Маале-Адумим, и мы удостоились того, что он приехал в Израиль, воспитал многочисленных учеников и стал распространять отсюда свет своей Торы.

 

Ешива в Маале-Адумим             

Величайшей заслугой раввинов, возглавлявших ешиву в Маале-Адумам – рава Ицхака Шилата и рава Хаима Сабато, – было то, что они, будучи безмерно праведными и скромными людьми, обратились к раву Рабиновичу с просьбой возглавить созданную ими ешиву. Благодаря этому ешива в Маале-Адумим стала духовным маяком, который распространяет свет Торы далеко за свои пределы. Ешива воспитала людей, ставших гордостью всего народа. Среди них знаменитые раввины, ученые, педагоги, люди духа и действия. Естественным образом, разные раввины придерживаются различных подходов и мнений, и готовность рава Шилата и рава Сабато поставить над собой такого крупнейшего авторитета как рав Рабинович, свидетельствует об их особой мудрости, скромности и праведности. К таким людям применимы слова наших мудрецов (Вавилонский Талмуд, трактат Эрувин, 13б): «Всякий, кто бежит от почета, – почет ищет его».

 

Подход рава Рабиновича к изучению Торы             

Ученик и ближайший помощник рава Рабиновича и редактор его книг и статей, рав Эли Райф, рассказывал: «У него была невероятность способность сосредотачиваться на изучаемом материале. Его было невозможно отвлечь на посторонние беседы, выходящие за рамки той темы, которую он разбирал. Однажды утром мы изучали с ним Тору, и через три часа он вдруг вспомнил, что не предложил мне чаю или кофе. Все эти три часа мы вообще не отрывались от книг. Он ужасно извинялся передо мной за то, что не проявил гостеприимство, и сокрушался, что мы три часа подряд не вставали со стульев, а это вредно для здоровья. После этого случая он всегда следил за тем, чтобы сначала предложить мне угощение и только потом погрузиться в занятия. Кроме того, мы заранее договаривались о том времени, когда сделаем перерыв и немного прогуляемся, и только во время этих перерывов мы говорили на другие темы. Когда я оставался у него на обед, он накрывал на стол сам и не позволял мне помогать ему, чтобы я не лишал его возможности исполнить заповедь гостеприимства (это было во время болезни его жены или после ее смерти). Некоторое время спустя я нашел выход из положения. Я обратился к нему с такими словами: «Вы же всегда говорите мне, что я для Вас – как член семьи. Значит, я тоже могу накрывать на стол в Вашем доме». С этим он согласился.

 

Жена рава Рабиновича           

Жених внучки рава Рабиновича, рав Шмуэль Исмах, рассказывает: «Бабушка сопровождала дедушку во всех его многочисленных переездах и поддерживала все его начинания. Несмотря на присущую ей от природы изысканность, она отказалась от идеи иметь собственный дом и постоянно переезжала с места на место, помогая мужу создавать еврейские общины в разных городах Америки. Им не раз выпадала возможность приобрести недвижимость и стать состоятельными людьми, но они наотрез отказывались покупать дом заграницей, мечтая о переезде в Землю Израиля.

Бабушка преданно заботилась о дедушке и вела домашнее хозяйство поистине безупречно. Дома царил порядок и уют. Всем гостям предлагалась чудесная выпечка, а внуков баловали подарками. Телефон в доме звонил непрерывно, и не всегда в удобное время. Но бабушка отвечала с неизменной приветливостью и готовностью помочь. Казалось, что их дом принадлежит всему народу Израиля.

Бабушка восхищалась дедушкой, а он ее очень любил. Когда он болела, дедушка заботился о ней собственноручно, и терпению его не было предела, хотя ему самому было тогда уже больше восьмидесяти лет. Когда бабушка умерла, примерно семь лет назад, дедушка долго пребывал в депрессии, но и в тот период он относился к каждому человеку с величайшей чуткостью и уважением. Он также продолжал выполнять все свои обязанности. В конце концов он преодолел свое горе и снова стал улыбаться».

Рассказывает еще один ученик рава Рабиновича, рав Нахман Розенберг: «Несколько лет назад, когда я изучал Тору с равом Рабиновичем у него дома, он мне сказал: «Имей в виду, неженатый человек не имеет никакой радости в этой жизни». И он поведал мне, что с тех пор как умерла его жена, он старается избегать приглашений провести церемонию хупы, потому что это напоминает ему о жене, и он вновь ощущает скорбь по ней со всей силой.

Все книги, написанные им после ее смерти, он посвящал ее памяти.

Оставьте комментарий